Рак сегодня, благодаря современным методикам лечения (в т.ч. химиотерапия, хирургия, лучевое лечение) и протоколам их комбинированного применения, означает серьезное, но уже излечимое либо переходящее в контролируемую хроническую форму заболевание. Своевременное и высокотехнологичное лечение рака, доступное в Онкологической клинике МИБС, позволяет получить контроль над опухолью и ее метастазами, обеспечив нормальное качество жизни и трудоспособность на протяжении длительного времени, и даже полностью победить болезнь. О том, какие ошибки в лечении могут помешать выздоровлению и снижают качество жизни пациента, и о том, как их избежать, - в сегодняшнем материале.

Персональная онкология в МИБС: комфортное и результативное лечение рака в России

Лечение рака: похожее, но разное

Заказать звонок

Как показывает практика врачей, ведущих первичный прием в Онкологической клинике МИБС, пациенты часто представляют себе лечение рака в виде трех основных элементов. Два из которых (хирургия и химиотерапия) многие расценивают как “примерно одинаковые по составу и качеству во всей России” и предпочитают выполнять по месту жительства. Поэтому часто врач, к которому впервые обратился пациент, выполняет и хирургическое вмешательство, удаляя первичную опухоль, и назначает химиотерапию. А в Онкологическую клинику МИБС направляет за третьим, высокотехнологичным элементом лечения, с которого началось становление лечебного направления в МИБС, - за лучевым лечением рака (протонная терапия, фотонная лучевая терапия, радиохирургия на КиберНоже и Гамма-ноже).

Концепция комплексного лечения рака в МИБС предполагает с первых дней обращения мобилизацию всего спектра современных возможностей для победы над опухолью, и сохранение полноценной жизни пациента во время лечения и после его завершения

Такой подход, на первый взгляд, оправдан. Хирургическая операция в больнице рядом с местом проживания выглядит удобнее и проще. Ехать недалеко, родные могут посещать чаще. Правда, эти преимущества могут нивелироваться недостаточной практикой врача по части онкологии. Нередки случаи, когда врач не направляет “сложного” пациента в специализированный онкологический центр. И сложную операцию, требующую специальных мероприятий по недопущению метастазирования и рецидива рака, проводит уролог при раке почки, гинеколог при раке яичников, торакальный хирург при раке легких и т.д.

Химиотерапия пациентам видится еще проще: лекарства “у всех одинаковые”, развел до нужной концентрации, ввел в вену иглу - и так несколько десятков раз. Стало тяжело переносить побочные эффекты химиотерапии - сделал перерыв...

К сожалению, такое весьма условное представление поддерживается отечественной практикой онкологии: врачи в регионах оперируют даже сложные случаи, химиотерапию берутся проводить везде, так как “препараты одинаковые, ничего сложного” и т.д. При этом крайне редко пациенты подозревают о том, что лечение различных типов и локализаций рака может требовать иного состава методов лечения, полностью полагаясь на врача. А врачи (по различным причинам) не афишируют предпочтительные для конкретного пациента, но недоступные в данном лечебном учреждении, варианты лечения.

Именно так допускаются основные ошибки, которые резко снижают вероятность нормального качества жизни пациента в будущем и снижают эффективность последующего лечения, независимо от уровня его технологичности.

Компоненты упущенных возможностей при лечении рака:

  • предлагаемая диагностика не позволяет выявить потенциал использования высокотехнологичных методов лечения рака

Например, невозможность проведения морфологической диагностики опухоли на должном уровне (в т.ч. не выполняется иммуногистохимия), блокирует применение иммуноонкологии и таргетной терапии рака, которые могли бы стать альтернативой травмирующему хирургическому вмешательству и высокодозной химиотерапии. Биопсия при раке молочной железы и раке простаты, при которой не используется визуализация с применением МРТ, может предоставить ошибочную информацию о наличии, морфологическом строении опухоли или степени распространенности рака, что повышает риск неверного диагноза, избыточного объема резекции молочной железы либо блокирует безоперационное лечение рака простаты протонами. Отсутствие, либо невключение в программу диагностики рака, методов лучевой диагностики (МРТ, КТ, ПЭТ-КТ) не дает полной информации о характере метастазирования. А значит, не назначается химиотерапия, обеспечивающая системное воздействие на организм с учетом особенностей метастазирования рака. А наиболее крупные или опасные метастазы, которые могут быть подвергнуты радиохирургии (КиберНож и Гамма-нож) продолжают угрожать жизни пациента.

  • в арсенале клиники нет современных методов лучевого воздействия на опухоль, сочетание которых с хирургией и химиотерапией предусмотрено международными рекомендациями лечения рака

В результате пациент получает программу лечения, включающую только методы, доступные в конкретном лечебном учреждении. При этом снижается и вероятность победить рак, и качество жизни после лечения. Ведь безболезненная и неинвазивная радиохирургия часто может стать альтернативой радикальной операции (гамма-нож - нейрохирургическим вмешательствам, кибер-нож - хирургии опухолей, локализованных за пределами головы и шеи). А высокоточная лучевая терапия на аппаратах класса TrueBeam STx, доставляющая большие дозы облучения в опухоль с меньшей нагрузкой на здоровые ткани, помогает избежать побочных явлений от облучения при раке. Не говоря уже о преимуществах протонной терапии (лучевая терапия протонами), показанной в 100% случаев лучевого лечения опухолей, особенно, у детей.

  • нарушаются стандарты химиотерапии

Само по себе применение современных препаратов для химиотерапии не означает, что лечение рака будет эффективным. Помимо основанного на точных данных об опухоли и состоянии пациента выбора препарата и расчета его дозировки, важно обеспечить соблюдение графика введения. Не секрет, что побочные эффекты химиотерапии часто становятся причиной отказа пациента от продолжения лечения. А это несет риск снижения эффективности химиотерапии после возобновления лечения, либо резкого прогрессирования опухоли после отказа. Для того, чтобы назначенный курс химиотерапии пациент получил в полном объеме, программа лечения должна включать, в первую очередь, мероприятия по борьбе с тошнотой, сухостью слизистых оболочек, нарушениями кроветворения. Кроме того, непрерывность химиотерапии обеспечивает установка портов для химиотерапии (перитонеальный порт, венозная порт-система), защищающих сосуды при регулярном введении препаратов и заборе образцов крови для контроля показателей организма на протяжении всего курса введения химиопрепаратов.

  • имеющиеся возможности для лечения не могут быть предоставлены в необходимые сроки

Высокая загруженность аппаратов для лучевой терапии, зависимость начала химиотерапии от графика централизованных поставок противопухолевых препаратов по квоте, отсутствие свободных коек в стационаре - эти и других причины приводят к нарушению установленных сроков начала и графика лечения, что грозит развитием у опухоли устойчивости к лучевому воздействию и химиопрепаратам.

Клинический онколог - дирижер сложнейшего оркестра персональной онкологии

В отличие от многопрофильных лечебных учреждений, лечение рака в онкологическом центре полного цикла разрабатывается и реализуется при участии клинического онколога, в распоряжении которого имеются различные методы диагностики, лечения рака и вспомогательной терапии.

Привлечение в команду клинического онколога гарантирует всестороннее изучение индивидуальных особенностей опухоли, принятие решение относительно включения в общую программу лечения каждого из методов. Это снижает риск ошибок, которые могли бы привести к снижению эффективности лечения рака в целом

Именно квалифицированный специалист, постоянно совершенствующий свои знания путем участия в работе международного медицинского сообщества, и взаимодействующий со всеми подразделениями онкологической клиники, является носителем уникальной компетенции, позволяющей подбирать наиболее эффективное и наименее травмирующее сочетанное лечение. Клинический онколог разрабатывает, контролирует и, при необходимости, корректирует персонализированное лечение рака, исходя из особенностей конкретного клинического случая.

Индивидуальная стратегия лечения рака, разрабатываемая клиническим онкологом, позволяет:

  • до начала лечения выявить все возможности для безоперационного лечения - морфологическая диагностика опухоли показывает высокий ожидаемый эффект от таргетной терапии, первичная опухоль может быть дистанционно разрушена Гамма-ножом или КиберНожом без операции и т.д.;
  • снизить воздействие предстоящей терапии на здоровые ткани организма - неоадъювантная терапия (химиотерапия или лучевая терапия) и применение радиохирургии для удаления наиболее крупных метастазов снижает объем хирургического вмешательства, химиолучевая терапия повышает эффективность облучения опухолей;
  • избежать получения опухолью устойчивости к лечению - высокая точность и соблюдение графика лучевой терапии снижает риск развития радиорезистентности рака, своевременное начало химиотерапии и мероприятия по управлению побочными эффектами от такого лечения позволяют выдержать требуемый график введения химиопрепаратов для концентрации необходимой дозы действующего вещества в организме, тогда как незапланированные перерывы между этапами лечения и курсами химиотерапевтического лечения могут привести к устойчивости опухоли к конкретному препарату.

Персональная химиотерапия

Малоинвазивное удаление опухоли и высокоточная лучевая терапия на окружающие границы удаления ткани, или радиохирургическое лечение, ставшее альтернативой хирургии, гораздо меньше угнетают здоровые системы и органы, чем тяжелая полостная операция или нейрохирургическое вмешательство. И к моменту начала химиотерапии, если есть показания для ее проведения, общее состояние пациента будет легче, чем при “традиционном” лечении.

А значит, препятствий для возвращения к обычному графику жизни - нет. Да, “традиционная химиотерапия” представляется в обществе как обязательное нахождение в стационаре. Однако международные стандарты химиотерапии, реализованные в Онкологической клинике МИБС, во многих случаях позволяют оптимизировать частоту и график введения химиопрепаратов таким образом, что сам курс химиотерапии будет занимать времени не больше, чем регулярные занятия в спортивном клубе или танцевальной студии. А само лечение на этом этапе минимально отразится на графике жизни, хобби и привычках, а также существенно снизит общую стоимость лечения, из которой исключаются расходы на госпитализацию.

Персонализированное лечение рака в Онкологической клинике МИБС предусматривает не только максимальную эффективность медицинской помощи, возможную для конкретного клинического случая, но и обеспечивает комфорт пациента как во время лечения рака, так и достойное качество жизни после завершения всех этапов терапии. Узнайте больше прямо сейчас!

Анишкин Михаил Юрьевич

Заказать звонок