Михаил Кумец: «Надо быть борцом»

Год жизни – это мало или много?
Наверное, ответ зависит от того, как прошли эти 365 дней. Если они были наполнены настоящей полноценной жизнью, в которую вместилось очень многое: общение с любимой семьей и друзьями, строительство дома своими руками, охота, рыбалка, бизнес, поездки на джипе за сотни километров по живописным просторам Сибири, знакомство с новыми людьми, которые очень нуждаются в твоей поддержке и совете, - сравнительно небольшой отрезок астрономического времени оказывается очень длинным и ценным.
Речь идет о пациенте МИБС Михаиле Кумце, который не захотел смириться с приговором лечащих врачей и отвоевал уже 14 месяцев полноценной жизни у тяжелого недуга.

Вот что Михаил рассказывает о своем опыте:

«В октябре 2016 года, после двух лет упорной борьбы с раком легкого, были обнаружены метастазы в мозге. В Красноярском краевом диспансере мне отказали в дальнейшем лечении, отправив домой с прогнозом оставшейся жизни в 14-20 дней…

Я был раздавлен. Но быстро взял себя в руки и не поверил, что надежды нет. В течение нескольких дней был найден выход и 8 декабря 2016 г. в Петербурге, в Медицинском институте им. Березина Сергея (МИБС) мне была проведена операция на установке Гамма-нож. В результате было удалено 6 опухолей, «поселившихся» в головном мозге.

Практически через год, 12 декабря 2017 г., я прилетел в Питер на «юбилейную» проверку результатов операции. Результаты отличные!
Борьба с болезнью продолжается. Но уже то, что у недуга отобран этот год, в самом начале которого, по словам красноярских врачей, я должен был оказаться очень далеко отсюда, - огромное достижение. За этот год мне звонило и писало множество людей, столкнувшихся с подобными проблемами. Всем, кому чем-то мог помочь, я помогал. Многие прошли по моему пути и сейчас живы и продолжают лечиться. Кому то было уже слишком поздно…

Главный вывод, который сделал из своего опыта. Если в ваш дом пришла беда, заболели вы или кто-то из близких, -  не опускайте рук, даже в том случае если от вас отказываются наши врачи. Практически из любой ситуации есть какой-то выход. Не нужно сидеть дома и рассуждать о том, какая у нас слабая медицина и как у нас вообще все плохо. Все не совсем так или даже совсем не так! Есть в России и отличные врачи, и клиники, и технологии. Надо просто принять на себя ответственность за свою жизнь и быть активным борцом.

Читать далее

Малышку Амину Заживнову из Снежинска Челябинской области в Клинике МИБС хорошо помнят. Во-первых, она до сих пор остается самым юным нашим пациентом: на момент начала курса лучевой терапии саркомы Юинга, одного из самых “детских” видов рака, Аминочке было чуть более года. Во-вторых, она стала первым пациентом детского отделения Онкологической клиники МИБС, которое начало работать в августе 2016 года. Поэтому особенно приятно получить письмо-отзыв от мамы Амины – Нармин Заживновой, и убедиться, что спустя год и три месяца после завершения лечения у девочки все в порядке.

История лечения Амины

На фото: Амина Заживнова на сегодня самая маленькая пациентка Онкологической клиники МИБС

Летом 2015 года в нашей молодой семье родилась прекрасная здоровая девочка Амина, к появлению которой, мы как ответственные родители готовились заранее.

Полгода спустя малышка случайно упала с кровати. Мы, конечно, приняли все меры, чтобы убедиться, что ребенок не пострадал. Но в последующие дни дочка стала чувствовать себя плохо, заболевать, покашливать, и мы обратились в поликлинику. Врач назначил препараты, и мы начали лечиться от «простуды». Но Аминочке становилось все хуже, поднялась высокая температура и началась сильная рвота.

Нас с дочкой сразу госпитализировали в инфекционное отделение с подозрением на пневмонию. После того как поняли, что лечение не помогает, сделали рентгеновский снимок, потом УЗИ, и обнаружили в забрюшинном пространстве огромную опухоль - величиной с кулак.

Нас срочно направили в областную клиническую больницу в Челябинск, где Амину прооперировали. Полностью удалить опухоль не удалось.

Первоначально была диагностирована нейробластома – агрессивная опухоль, которая растет очень быстро. Поэтому после реанимации срочно начали лечение. Но после пересмотра гистологии диагноз изменился: специалисты определили не менее агрессивную опухоль - саркому Юинга. Лечение было скорректировано.

Только мы пришли в себя после пережитого, врачи обнаружили еще одну опухоль на позвоночнике, которая впоследствии сломала позвонок, вокруг которого росла.

Мы узнали, что саркома Юинга хорошо поддается лучевому лечению. Но проблема в том, что лучевая терапия не очень благоприятна для детей, может повредить их растущим организмам, затормозить развитие. А ведь Аминочка совсем кроха…

Но нам встретились на пути удивительные люди: врачи Челябинской больницы подсказали, что максимально щадящую лучевую терапию можно пройти в Санкт-Петербурге, и сами связались с МИБС. Друзья из аминочкиной группы ВКонтакте, благотворительные организации: челябинская «Искорка» и петербургская «Адвита», - собрали необходимую сумму денег. И в августе 2016 года мы приехали на лечение в Онкологическую клинику МИБС в Песочном.

Нам здесь очень понравилось: и обстановка, и организация процесса лечения, а главное – отношение персонала. Ведь Амина совсем маленькая, ей не скажешь «надо лечиться и терпеть!». Зато ребенок прекрасно чувствует атмосферу. За месяц дочка подружилась с врачами, анестезиологами, администраторами.

За год лечения Амина успешно прошла 8 блоков химиотерапии, 25 фракций лучевой терапии и высокодозную химиотерапию с аутотрансплантацией костного мозга. Иногда было трудно. Очень-очень тяжело. Но Амина очень мужественно боролась с болезнью и на сегодняшний день, чувствует себя прекрасно! Мы прошли 3 контроля после окончания лечения. Вот уже как год мы в РЕМИССИИ!

Хотелось бы выразить безмерную благодарность сотрудникам МИБС!

Первым делом, хотелось бы отметить "лицо" клиники - это администраторы, которые встречали нас и провожали каждый день. Дочка очень полюбила их, всегда здоровалась и прощалась с ними.

Так же хотим поблагодарить Воробьева Николая Андреевича, заведующего отделением радиационной онкологии, который расставил нам всё по полочкам и рассеял наши страхи и сомнения.

Хотим сказать огромное спасибо и передать огромный ПРИВЕТ от Амины Серову Алексею Васильевичу, он - врач-анестезиолог-реаниматолог высшей категории. Аминочка его очень полюбила: при встрече всегда бежала к нему на ручки, а он всегда отвечал ей взаимностью! Более того, Алексей Васильевич лично звонил нам и всегда интересовался самочувствием Амины. Благодаря этой дружбе, наша девочка не боялась уходить с ним на наркоз. А я со спокойной душой ждала её в холле.

На фото: Амина очень подружилась с врачом-анестезиологом Алексеем Серовым

Не меньшая благодарность профессионалам своего дела - Гранитовой Юлии Евгеньевне и Кравцову Михаилу Леоновичу, которые также проводили анестезию и всегда были наготове к реанимации нашей дочурки. Слава Богу, экстренных мер не потребовалось.

На фото: Врач-анестезиолог Михаил Кравцов с Аминой

И, конечно же, огромнейшее спасибо врачу-радиологу Михайлову Алексею Валерьевичу! Он контролировал весь процесс, следил за состоянием здоровья и результатами анализов. Всегда был на связи с нашим онкологом, что еще больше подпитывало моё спокойствие, ведь я знала, что за жизнь нашего ребенка борется целая команда профессионалов.

На фото: Врач-радиолог Алексей Михайлов провел маленькой пациентке курс адъювантной радиотерапии

Самое главное, что хотелось бы подчеркнуть - это человечность каждого специалиста! За что огромное СПАСИБО!

С безмерной благодарностью, семья Заживновых.

На фото: Год после лечения – стойкая ремиссия

Комментирует Михайлов Алексей Валерьевич, врач-радиолог Онкологической клиники МИБС:

Осенью 2015 у Амины при обследовании обнаружена опухоль забрюшинного пространства. Детскими хирургами было принято решение о проведении операции. 5 ноября 2015 года малышку прооперировали, однако полностью удалить опухоль оказалось невозможно.

По данным гистологического исследования операционного материала, у маленькой пациентки оказалась саркома Юинга. В соответствии с протоколами лечения этого вида рака девочке потребовалось проведение 7 циклов токсичной химиотерапии, так как саркома Юинга является одной из самых агрессивных злокачественных опухолей - метастазы отмечаются в 9 из 10 случаев.

После успешного завершения химиотерапии Амине предстояло проведение лучевой терапии. С 23 июня 2016 в отделении радиационной онкологии МИБС проведен адъювантный курс объемно-модулированной ротационной дистанционной лучевой терапии (VMAT).

Запланированный курс лучевого лечения удалось провести без осложнений, Амина отправилась домой, под наблюдение детских онкологов Челябинской области.

Читать далее

Михаил Кумец: «Надо бороться до последнего».

В ноябре прошлого года районный онколог в Красноярске, диагностировав Михаилу метастазы в мозге, заявил: «Медицина, увы, бессильна». Срок жизни определил в несколько недель.

Михаил Кумец, энергичный 50-летний мужчина, три года успешно боровшийся с раком легкого, с заключением медика не согласился. Он сам нашел в интернете информацию о современных методах лечения радиохирургией и приехал в Петербург, в МИБС, чтобы пройти операцию на Гамма-ноже.

С тех пор прошел почти год. Михаил жив. Более того – продолжает вести бизнес, ходит в лес, преодолевает на джипе по полтысячи километров за день и сам строит дом. Подробнее о мужестве и воле к жизни Михаила – в сюжете телеканала «78».

Читать далее

Татьяна Белоусова из Харькова в начале августа 2017 года прошла лечение на гамма-ноже по поводу метастазов в головном мозге. Своими волнениями, сомнениями и впечатлениями Татьяна периодически делилась с читателями форума «Онкобудни». Рассказ получился интересный: живой, эмоциональный, не лишенный полезной информации. С разрешения автора, размещаем текст с небольшими сокращениями в разделе отзывов.

Записки путешественницы

Свершилось! Собраны документы, анализы, подсчитаны деньги, взяты в долг недостающие на немножко драконовских условиях. Но это уже фигня, подумаю об этом потом… Оказалось, что даже в наших непростых реалиях возможно найти выход, нужно только, не страдая ложной скромностью, обращаться за помощью к Миру, и он обязательно тебе ответит. Наверное, ровно настолько, насколько ты в данный момент в этом нуждаешься. Не проси много, проси достаточно…

Решение

Когда новость о метастазах в головной мозг (на фоне полного благополучия в остальных местах) в прямом и переносном смысле шарахнула меня по башке, ураган и кошмар, который поднялся в мыслях, не давал мне собраться и спокойно думать. Паника, страх, фатальность, неизбежность, бессилие, беспомощность перед обстоятельствами, чувство, что от тебя ничего вообще в жизни не зависит, а злой рок преследует тебя и никак не хочет отпустить хоть на мгновенье.
Когда, прорыдавшись, я начала хоть немного соображать, что надо всё-таки что-то делать, накрыло другое: здоровая злость и желание полезть в драку с этими проклятыми мтс никак не укладывалось в имеющиеся возможности. По самым скромным подсчётам, если не думать о еде и жить под кустом или на вокзале, срочно нужно было найти 3.600 $. Не учитывая расходов на дорогу, которая стоила ещё тысячу.
И это самый приемлемый вариант – лечение в Петербурге. Суммы, которые называли другие клиники, колебались от 7.5 тысяч евро в Риге до 6.5 тысяч долларов в родной Украине. Казалось бы, дома на дорогу тратиться не надо, но как-то непонятно всё… «Приезжайте, мы Вас сначала посмотрим, проведем дополнительную диагностику, а потом точнее назовём стоимость». Ну вот приеду я, а денег не хватит, что я буду делать? Назад?
В общем, путем коллективного разума и взвешивания ситуации, решение было принято, направление определено: МИБС, Санкт-Петербург. Гамма-Нож. Оставалось, как в старом анекдоте, «найти вагон с повидлом».

Сборы

Здесь наступил второй этап паники: полтора года я не могу полноценно работать, потому что активное лечение этому как-то не способствует. Соответственно, в долг мне, учитывая ситуацию, уже давать-то никто и не хочет. Вдруг отдать-то не успею… Мой муж, который всё время рядом, который постоянно поддерживает и идёт со мной сквозь всё плечом к плечу, один тоже с этим справиться не в состоянии.
Воспитанная в стиле: просить стыдно; если не можешь сам себя обеспечить, сам виноват; у людей своих проблем хватает; человек человеку если и не волк, то уж не друг точно, и так далее, - я даже не смогу сейчас описать, чего мне стоило переступить через себя. И это была первая маленькая победа! Конечно, если бы девчонки с «Онкобудней» не дали мне тАААкого пинка, я бы наверное так и не решилась. Благодарю судьбу, за то, что встретила вас!
И тогда я открыла сбор в интернете. Не умея писать посты, не умея создавать нужные тексты, просто попросила о помощи. И люди отозвались. Первые 50 гривен, которые пришли на карту, вызвали непонятную истерику и одновременно пробудили надежду.
Было конечно всякое – развод, афера, попейте соду, разберитесь в грехах, простите врагов, купите гербалайф, срочно избавьтесь от лишнего веса и рак уйдет сам, ешьте только свёклу и капусту, продайте дом и уйдите в монастырь. Сначала это бесило, потом стало даже развлекать.
В общем, подводя итоги, могу сказать, что это было огромное подспорье. Просто для информации, т.к. люди всё-таки интересуются, как проходил сбор: 500 долларов собралось на российской карте; 1500 долларов – знакомые и дальние родственники, друзья, бывшие однокурсники, сослуживцы, которые не знали о моей болезни, но после обращения в социальных сетях, откликнулись; 600 долларов на карте «Привата» от совершенно незнакомых людей. Ну и 1000 тысячу долларов я всё- таки взяла в долг. Как буду отрабатывать пока не знаю, охранительный режим, предписанный доктором, ограничивает эту возможность, но это всё таки вторично, главное – дело сделано!
Очень помог сын моей близкой подруги, разместив баннер с просьбой о помощи на сайте своей компании, дополнив его своей личной просьбой. И как раз оттуда пришло совершенно неожиданное чудо: мне написал человек, который пользовался социальной программой авиакомпании МАУ «Под Крылом», оказывается Международные Авиалинии Украины предоставляют на каждом из своих рейсов два места для пациента и сопровождающего (при необходимости), если есть необходимость в транспортировке к месту лечения. Существует определённая процедура обращения, но, в принципе, вся переписка шла в электронном виде, ехать в офисы компании не пришлось, всё решилось по электронке за 20 гривен туда и обратно.

Питер

Я оказалась совершенно в другой реальности. Небеса ко мне благосклонны всё таки… Искренние, отзывчивые, доброжелательные люди. Казалось, я не успеваю подумать о чём либо, а пространство уже предлагает мне решение, варианты действий и абсолютно бескорыстную тёплую и надёжную руку помощи.
Команда в МИБСе просто фантастическая, выше всяких похвал! Хотя, как некоторые мне говорили, может мне просто не с чем сравнивать? Но я осталась очень довольна и отношением, и вниманием, и слаженностью работы, и бытовыми условиями, и атмосферой вокруг. Самым удивительным для меня оказалось то, что в месте, где сосредоточены практически все онкологические учреждения Питера и области, я чувствовала такой покой и умиротворение, какого не ощущала уже давно, не говоря уже о процессе лечения. Дома, когда я приближаюсь к местному диспансеру, уже на расстоянии мне пахнет болью и ужасом, а там – покоем… Да, это субъективно, но факт.
Коротко о главном. То, чего я, наверное, больше всего боялась (что «за время пути собачка могла подрасти»), Слава Богу, обошлось, и даже, по данным исследований МИБС, оказались немного меньше, чем писали в Харькове. Психологически это оказалось важно, порадовало: четыре очага общим объёмом 2.5 куб. см. Кстати говоря, в другая клиниках пугала меня гораздо большим объёмом и необходимостью Кибер-ножа, иначе мне «грозит неизбежный и массивный отёк». Человеческий фактор, куда уж от него денешься.

Лечение

В клинику я приехала 1-го августа. Встретили очень приветливо, поселили, накормили, отправили отдыхать. В течении часа меня посетили терапевт, психолог, нейрохирург (дежурный, правда, лечение проводил другой). Все, как один, объясняли, что бояться нечего, но если волнуюсь, то таблеточку феназепама на ночь, чтобы я выспалась перед процедурой как следует.
Дальше всё по плану - рамка, МРТ, разметка, программирование, лечение, рекомендации. Ещё я пересмотрела свою послеоперационную гистологию и проконсультировалась с местным онкологом-химиотерапевтом, который, надо отдать должное, беседовал со мной больше двух часов, пытая мою историю болезни "от сотворения мира". Столько времени за год лечения мне не довелось отнять ни у одного врача, даже если сложить всё вместе. Получила ответы на те вопросы, которые для меня оставались непонятными до сих пор. Благодарна. Теперь контроль через два месяца на их аппарате (это уже в Киеве скорей всего), а там будем посмотреть.

Читать далее

«Шесть лет не вспоминаю про опухоль»

Марина Солнцева обратилась недавно к врачам МИБС с несколько необычным вопросом: можно ли ей ходить в спортзал? В 2011 году женщина была прооперирована на гамма-ноже по поводу менингиомы, среди прочих рекомендаций врачи МИБС упоминали умеренные физические нагрузки. Хотя с момента лечения прошло уже более шести лет и проблема никак не давала о себе знать, Марина решила подстраховаться.

Врачи МИБС, проанализировав присланные пациенткой изображения МРТ, дали добро на занятия фитнесом. А мы решили поинтересоваться, как чувствует себя одна из давних пациенток Онкологической клиники и попросили Марину поделиться своей историей. 

«История моя началась около десяти лет назад вполне обыкновенно - с головной боли, которой в нашем петербургском климате никого не удивишь. Но голова болела все сильнее, иногда даже таблетки не помогали. В одной из государственных больниц сделали снимок МРТ, вроде бы, увидели какие-то изменения, но ничего внятного сказать не смогли.

Через три года к головным болям добавились шумы в голове и ушах. Обратилась в институт мозга РАН, где мне предложили повторно пройти исследование на магнитно-резонансном томографе. Доктор поставил диагноз – менингиома, к счастью, не злокачественная. Но не хотелось ждать, когда опухоль «разозлится», решили удалять.

Предложили сделать хирургическую операцию по ОМС. Но мой лечащий врач отсоветовал, сказал, что в моем случае опухоль располагается таким образом, что результат полостной операции может быть не лучшим.

В Санкт-Петербурге к тому времени два года работал гамма-нож в МИБС. Ничего про него не знала, кроме того, что это новый метод лечения опухолей в голове. Решила сходить на консультацию. Написала в вашу клинику, откликнулись быстро, пригласили на встречу с врачом. Доктор объяснил, что операция не полостная, бескровная, мне сразу это понравилось.

В 2011 году Санкт-Петербург еще практически не выделял квот на лечение пациентов на гамма-ноже. Пришлось оплачивать самой. Но с финансовой точки зрения получилось очень удачно – после лечения обратилась в органы социального обеспечения, представила справки о доходах – и мне все вернули. У нас с мужем ведь четверо детей. Младшему, Мише, на тот момент было всего пять, Из-за него главным образом и решилась на операцию: трудно было представить, что такой малыш в любой момент может остаться без мамы.

О самой операции никаких неприятных воспоминаний не осталось, как-то легко все прошло. Процесс был организован четко, лечение безболезненное. Через пару часов уехала домой.

С тех пор о менингиоме вспоминаю только в связи с необходимостью пройти очередной раз МРТ для контроля. Снимки отправляю раз в год в МИБС по электронной почте. Исследования показывают -  все прошло хорошо, опухоль под контролем. Живу нормальной жизнью – работаю, воспитываю детей (а теперь и внуков – их у меня уже четверо), по возможности путешествую. Теперь вот в спортзал решила записаться, чтобы быть в тонусе.

Читать далее