«Шесть лет не вспоминаю про опухоль»

Марина Солнцева обратилась недавно к врачам МИБС с несколько необычным вопросом: можно ли ей ходить в спортзал? В 2011 году женщина была прооперирована на гамма-ноже по поводу менингиомы, среди прочих рекомендаций врачи МИБС упоминали умеренные физические нагрузки. Хотя с момента лечения прошло уже более шести лет и проблема никак не давала о себе знать, Марина решила подстраховаться.

Врачи МИБС, проанализировав присланные пациенткой изображения МРТ, дали добро на занятия фитнесом. А мы решили поинтересоваться, как чувствует себя одна из давних пациенток Онкологической клиники и попросили Марину поделиться своей историей. 

«История моя началась около десяти лет назад вполне обыкновенно - с головной боли, которой в нашем петербургском климате никого не удивишь. Но голова болела все сильнее, иногда даже таблетки не помогали. В одной из государственных больниц сделали снимок МРТ, вроде бы, увидели какие-то изменения, но ничего внятного сказать не смогли.

Через три года к головным болям добавились шумы в голове и ушах. Обратилась в институт мозга РАН, где мне предложили повторно пройти исследование на магнитно-резонансном томографе. Доктор поставил диагноз – менингиома, к счастью, не злокачественная. Но не хотелось ждать, когда опухоль «разозлится», решили удалять.

Предложили сделать хирургическую операцию по ОМС. Но мой лечащий врач отсоветовал, сказал, что в моем случае опухоль располагается таким образом, что результат полостной операции может быть не лучшим.

В Санкт-Петербурге к тому времени два года работал гамма-нож в МИБС. Ничего про него не знала, кроме того, что это новый метод лечения опухолей в голове. Решила сходить на консультацию. Написала в вашу клинику, откликнулись быстро, пригласили на встречу с врачом. Доктор объяснил, что операция не полостная, бескровная, мне сразу это понравилось.

В 2011 году Санкт-Петербург еще практически не выделял квот на лечение пациентов на гамма-ноже. Пришлось оплачивать самой. Но с финансовой точки зрения получилось очень удачно – после лечения обратилась в органы социального обеспечения, представила справки о доходах – и мне все вернули. У нас с мужем ведь четверо детей. Младшему, Мише, на тот момент было всего пять, Из-за него главным образом и решилась на операцию: трудно было представить, что такой малыш в любой момент может остаться без мамы.

О самой операции никаких неприятных воспоминаний не осталось, как-то легко все прошло. Процесс был организован четко, лечение безболезненное. Через пару часов уехала домой.

С тех пор о менингиоме вспоминаю только в связи с необходимостью пройти очередной раз МРТ для контроля. Снимки отправляю раз в год в МИБС по электронной почте. Исследования показывают -  все прошло хорошо, опухоль под контролем. Живу нормальной жизнью – работаю, воспитываю детей (а теперь и внуков – их у меня уже четверо), по возможности путешествую. Теперь вот в спортзал решила записаться, чтобы быть в тонусе.

Читать далее

Четвертая стадия рака не приговор

У москвички Натальи Леонидовны обнаружили рак прямой кишки четвертой стадии с метастазами в различных органах еще 7 лет назад. Более шести из них она является пациенткой Онкологической клиники МИБС.
По статистике больные с такой агрессивной формой онкологии в среднем живут 2 года, максимум – 5 лет. Но, как оказалось, четвертая стадия рака и многочисленные метастазы - не приговор. Наталья Леонидовна в свои 72 года продолжает борьбу с болезнью, неплохо себя чувствует и говорит окружающим, что абсолютно здорова.

«Как большинство людей с диагностированным раком, я долго не подозревала о своей болезни. Обнаружили опухоль случайно. Моя соседка лечила полипы, я решила тоже провериться. Прошла колоноскопию, как говорится, на всякий случай. Диагностировали рак прямой кишки четвертой стадии. Конечно, это был настоящий шок…
Через неделю срочно сделали операцию в Российском центре хирургии им. Б.В. Петровского. А месяц спустя увидели на «снимках» метастазы в печени. Пришлось снова ложиться под нож. К сожалению, не в последний раз. В последующие годы обнаруживались метастазы в легких, груди. При обследовании на ПЭТ/КТ была найдена опухоль в малом тазу (другие диагностические аппараты ее не визуализировали). Тоже удалили. За семь лет перенесла 6 хирургических операций.
В 2011 году, через пару месяцев после первой операции решила перебраться в Санкт-Петербург, где в то время работал муж. Он у меня архитектор, осуществлял авторский надзор за реконструкцией театра. Надо было найти в Петербурге хорошего онколога, под наблюдением которого продолжать лечение.
До этого успела полечиться в Москве, в районной онкологии. Прошла курс химиотерапии. Поначалу было все нормально, но вскоре импортные препараты закончились, их заменили на отечественные аналоги. Лекарства очень жестко действовали на организм, вены были просто выжжены.
Поэтому в Петербурге искала своего врача очень тщательно, изучила всю информацию в интернете. Прочитала хорошие отзывы о МИБС, пришла сюда – и ни разу не пожалела. Сразу же, еще в 2011-м, по показаниям прошла полуторамесячный курс лучевой терапии, чтобы предотвратить распространение раковых клеток после удаления опухоли. В МИБС очень хорошее оборудование для радиотерапии, что тоже повлияло на выбор лечебного учреждения. Второй, более короткий, курс лучевой терапии был пройден в марте 2017 года. Метастаз добрался до костей таза, стало больно сидеть. «Лучи» помогли снять боль.
Постоянно получаю в МИБС химиотерапию. Большое спасибо Михаилу Юрьевичу Анишкину, который стал настоящим «моим» доктором. Прежде всего, в МИБС мне имплантировали порт-систему венозного доступа, и я забыла о сожжённых «химией» венах. Система стоит уже несколько лет, абсолютно мне не мешает. Михаил Юрьевич иногда приводит ко мне пациентов, сомневающихся в целесообразности установки порта, чтобы я поделилась своими впечатлениями. Так вот: однозначно советую устанавливать порт-систему всем, кому показана химиотерапия.
Мне было показано проходить курс химиотерапии раз в две недели. Но это сильно осложнило бы нашу жизнь: несколько лет назад мы вернулись в Москву, и пришлось бы очень часто курсировать между двумя столицами. Михаил Юрьевич подобрал препараты таким образом, что я могу ездить на лечение раз в три недели. Дорогу, кстати, переношу нормально, хорошо, что есть «Сапсан».
Так и живу: три дня в Песочном, а затем 17 дней в Подмосковье, в загородном доме. Гуляю с мужем по округе, встречаюсь с детьми и внучками. Собачку маленькую завела, всем, кстати, советую - очень радует и мобилизует.
В принципе выкидываю все болезни из головы. Я не плачу, не переживаю, всем говорю, что здорова. Пока есть желание жить, нужно его поддерживать. Врачи МИБС очень стараются, чтобы я хорошо себя чувствовала. А иначе ради чего лечиться? Обычно пациент подстраивает всю свою жизнь под лечение. А здесь лечение подстраивают под меня.

Читать далее

Ежегодно в МИБС приезжают десятки пациентов из стран бывшего СССР и Европы, чтобы в Клинике радиохирургии, стереотаксической радиотерапии и общей онкологии пройти лечение на современном оборудовании у врачей, которые по накопленному опыту превосходят многих зарубежных коллег. Как выяснилось, лучевая диагностика МИБС по соотношению цена/качество также может составить конкуренцию европейским клиникам и предложить привлекательные услуги пациентам из других стран.

Своей историей лечения в Медицинском институте им. Березина Сергея поделилась Наталья Марчеля из Хорватии:
«В прошлом году у меня появились проблемы, связанные с гипофизом мозга. Сделали магнитно-резонансную томографию, ничего критического не обнаружили, но рекомендовали раз в 6-12 месяцев повторять МР-исследование и получать консультацию нейрохирурга. У меня было несколько вариантов, где пройти обследования и получить консультацию. Во-первых, в Хорватии, в рамках медицинской страховки. Но из-за больших очередей на высокотехнологичную диагностику в нашей стране я не могла записаться на МР-исследование в те сроки, которые были предписаны врачами. Второе предложение поступило от фирм, занимающихся медицинским туризмом. Они предложили наблюдаться в Мюнхине. Альтернативным вариантом было пройти обследование в Санкт-Петербурге в МИБС – в Медицинском Институте им. Березина Сергея. С точки зрения технической оснащенности германская и российская клиники не отличались. Зато по цене – на порядок. В Мюнхене предлагали обследование за несколько тысяч евро без учета дороги. Аналогичные услуги в Санкт-Петербурге я смогла бы получить за 400 евро или чуть больше, если бы решила дольше остаться в больнице. В эти 400 евро входило МРТ мозга, консультация нескольких специалистов и три дня проживания в больнице с питанием. Стоимость дороги до Мюнхена и до Петербурга одинакова – около 200 евро. Сопоставив все, я решила вылететь в Санкт-Петербург и пройти обследование в МИБС. Хочу сказать, что выбор считаю правильным и очень довольна – отличный персонал, очень любезные врачи и администраторы, чистые палаты, высококлассное оборудование. Все было организованно от и до: трансфер из аэропорта, размещение, питание, пребывание в больнице, которая окружена прекрасной природой. Своеобразным бонусом стало посещение Санкт- Петербурга, прекрасного города с богатой историей, в котором обязательно необходимо побывать. Учитывая, что через полгода мне необходимо будет вновь обратиться к врачу, я решила, что буду регулярно или по необходимости приезжать в Петербург для получения консультации или для дополнительного лечения».

Читать далее

В потоке ежедневных обращений пациентов, приходящих на электронную почту МИБС, недавно привлекло внимание вот это письмо: «Я ранее прошла процедуру Гамма-нож в вашем центре. В настоящее время планируются роды. Прошу вас выдать возможные рекомендации по ведению беременности, противопоказаниям и по самим родам.

С уважением,

Руфина М., Казань».

Такие послания получать приятно: они – очень весомое подтверждение, что борьба с болезнью оказалась успешной, человек не просто живет, но живет полноценно и счастливо. Мы связались с Руфиной и попросили ее вспомнить историю болезни и лечения. Вот что рассказала наша пациентка:

«Все началось в конце 2012 года, когда мне было 28 лет. Тогда наша семья – я, муж и двое сыновей-дошкольников, - жили еще в Нижнекамске. Примерно в ноябре я стала чувствовать постоянную сонливость. Но списывала ее на обычную усталость мамы маленьких детей и осеннюю погоду. В январе 2013-го, в конце новогодних каникул, заболела голова. Чувствовала непроходящую пульсирующую боль в правой части черепа. Не обращала внимания, подумаешь, голова болит, мы же с такими «пустяками» не бежим к врачу. Терпела и пила анальгетики.

Утром 17 января собирала детей на прогулку. Наклонилась надеть младшему носки, и вдруг в голове как будто вспышка света, а потом все потемнело…

Очнулась уже в больнице. Врачи сказали, что случился микроразрыв сосуда, образовалась небольшая гематома, из которой откачали 15 мл крови. Головная боль сразу отступила, такое чувство, что из черепа вынули какой-то посторонний, давящий предмет.

Поправилась, вернулась к обычной жизни. Но врачи предупредили: риск разрывов может сохраняться. Поэтому в апреле поехали с мужем в Казань проходить диагностику. Сделала церебральную ангиографию и мне поставили диагноз – артериовенозная мальформация сосудов головного мозга.  Вот такая врожденная аномалия, которая, как объяснили мне, неизвестно откуда берется и до времени себя не проявляет. Но в любой момент этот «узелок» может прорваться и тогда инсульт или даже хуже. Врачи настоятельно порекомендовали сделать радиохирургическую операцию.

Обратилась в Москву, в Бурденко. Но там надо было несколько месяцев ждать квоту. Я не хотела: страшно было рисковать, у меня ведь дети. Врач посоветовал написать в Санкт-Петербург, в Медицинский институт им. Березина Сергея.

Нашла клинику в интернете, написала. Ответили буквально на следующий день, запросили сканы всех документов и снимки. Сказали, что я их пациент и сразу назначили операцию на удобную нам дату – на 28 мая 2013 года.

В Петербург прилетели накануне, в понедельник. Как только доехали из аэропорта в Песочный, нас сразу встретили, быстро оформили, проводили с мужем в палату. Палата понравилась, светлая, удобная, все есть: две кровати, специальные, для выхаживания больных, санузел, холодильник. И сосны за окном – успокаивает.

Доктор Павел Иванов сразу с нами встретился, объяснил подробно, как будет проходить операция. Почему-то было совсем не страшно.

Мы включили питание в договор, потому поужинали в столовой. Еда нормальная, полезная, как у моих детей в садике. 

Утром немного волновалась, конечно. Но долго ждать не пришлось: пришла медсестра, отвела меня в кабинет, где сделали обезболивающий укол и закрепили специальную раму на голове. Неприятно, но терпимо. Потом отвезли в ВМА, чтобы сделать ангиографию. В самой клинике МИБС делали МРТ, объяснили, что необходимо для составления компьютерной программы для лечения. Примерно через час после этого состоялась сама операция на гамма-ноже. Никаких неприятных ощущений не помню. Да и длилась она менее получаса.

После аппарата вообще не чувствовала, что была операция. Только места на голове, где рамку крепили, саднили. Если бы не ангиография, кажется, могла бы пойти гулять по Петербургу. Но положено было 24 часа лежать во избежание кровотечения. Так что осталась в палате до среды. А утром – в аэропорт и домой.

Сразу вернулась к привычной жизни, как будто и не было операции. Болей-то я уже после разрыва сосуда не чувствовала. Так что о результатах радиохирургической операции смогла судить только через год, когда в Казани прошла компьютерную томографию с контрастным веществом. Врач сказал, что все чисто – нет никакой мальформации.

Летом 2015 года прошла на всякий случай церебральную ангиографию. Ответ тот же: ничего нет. Перепроверялась у разных специалистов, наблюдаюсь у нейрохирурга (мы к тому моменту в Казань переехали, здесь больше возможностей в плане медицины). Никто ничего не находит, говорят - здорова.

Так тщательно обследовалась потому, что в мы с мужем решились на третьего ребенка. Сейчас я уже на пятом месяце беременности, надеемся, что будет дочка. Послала снимки в МИБС на консультацию – что скажут про роды? Сказали то же, что и мой казанский врач: носи спокойно, но рожать придется через кесарево, чтобы не рисковать и не напрягать оперированное место.

Так что я очень рада, что вовремя обнаружилась эта врожденная патология и получилось избавиться от нее таким бескровным путем при помощи Гамма-ножа, не пришлось прибегать к эмболизации или другим методам. Большое спасибо вашим врачам. Воспоминания о вашей клинике самые лучшие». 

Читать далее