Михаил Кумец: «Надо бороться до последнего».

В ноябре прошлого года районный онколог в Красноярске, диагностировав Михаилу метастазы в мозге, заявил: «Медицина, увы, бессильна». Срок жизни определил в несколько недель.

Михаил Кумец, энергичный 50-летний мужчина, три года успешно боровшийся с раком легкого, с заключением медика не согласился. Он сам нашел в интернете информацию о современных методах лечения радиохирургией и приехал в Петербург, в МИБС, чтобы пройти операцию на Гамма-ноже.

С тех пор прошел почти год. Михаил жив. Более того – продолжает вести бизнес, ходит в лес, преодолевает на джипе по полтысячи километров за день и сам строит дом. Подробнее о мужестве и воле к жизни Михаила – в сюжете телеканала «78».

Читать далее

Татьяна Белоусова из Харькова в начале августа 2017 года прошла лечение на гамма-ноже по поводу метастазов в головном мозге. Своими волнениями, сомнениями и впечатлениями Татьяна периодически делилась с читателями форума «Онкобудни». Рассказ получился интересный: живой, эмоциональный, не лишенный полезной информации. С разрешения автора, размещаем текст с небольшими сокращениями в разделе отзывов.

Записки путешественницы

Свершилось! Собраны документы, анализы, подсчитаны деньги, взяты в долг недостающие на немножко драконовских условиях. Но это уже фигня, подумаю об этом потом… Оказалось, что даже в наших непростых реалиях возможно найти выход, нужно только, не страдая ложной скромностью, обращаться за помощью к Миру, и он обязательно тебе ответит. Наверное, ровно настолько, насколько ты в данный момент в этом нуждаешься. Не проси много, проси достаточно…

Решение

Когда новость о метастазах в головной мозг (на фоне полного благополучия в остальных местах) в прямом и переносном смысле шарахнула меня по башке, ураган и кошмар, который поднялся в мыслях, не давал мне собраться и спокойно думать. Паника, страх, фатальность, неизбежность, бессилие, беспомощность перед обстоятельствами, чувство, что от тебя ничего вообще в жизни не зависит, а злой рок преследует тебя и никак не хочет отпустить хоть на мгновенье.
Когда, прорыдавшись, я начала хоть немного соображать, что надо всё-таки что-то делать, накрыло другое: здоровая злость и желание полезть в драку с этими проклятыми мтс никак не укладывалось в имеющиеся возможности. По самым скромным подсчётам, если не думать о еде и жить под кустом или на вокзале, срочно нужно было найти 3.600 $. Не учитывая расходов на дорогу, которая стоила ещё тысячу.
И это самый приемлемый вариант – лечение в Петербурге. Суммы, которые называли другие клиники, колебались от 7.5 тысяч евро в Риге до 6.5 тысяч долларов в родной Украине. Казалось бы, дома на дорогу тратиться не надо, но как-то непонятно всё… «Приезжайте, мы Вас сначала посмотрим, проведем дополнительную диагностику, а потом точнее назовём стоимость». Ну вот приеду я, а денег не хватит, что я буду делать? Назад?
В общем, путем коллективного разума и взвешивания ситуации, решение было принято, направление определено: МИБС, Санкт-Петербург. Гамма-Нож. Оставалось, как в старом анекдоте, «найти вагон с повидлом».

Сборы

Здесь наступил второй этап паники: полтора года я не могу полноценно работать, потому что активное лечение этому как-то не способствует. Соответственно, в долг мне, учитывая ситуацию, уже давать-то никто и не хочет. Вдруг отдать-то не успею… Мой муж, который всё время рядом, который постоянно поддерживает и идёт со мной сквозь всё плечом к плечу, один тоже с этим справиться не в состоянии.
Воспитанная в стиле: просить стыдно; если не можешь сам себя обеспечить, сам виноват; у людей своих проблем хватает; человек человеку если и не волк, то уж не друг точно, и так далее, - я даже не смогу сейчас описать, чего мне стоило переступить через себя. И это была первая маленькая победа! Конечно, если бы девчонки с «Онкобудней» не дали мне тАААкого пинка, я бы наверное так и не решилась. Благодарю судьбу, за то, что встретила вас!
И тогда я открыла сбор в интернете. Не умея писать посты, не умея создавать нужные тексты, просто попросила о помощи. И люди отозвались. Первые 50 гривен, которые пришли на карту, вызвали непонятную истерику и одновременно пробудили надежду.
Было конечно всякое – развод, афера, попейте соду, разберитесь в грехах, простите врагов, купите гербалайф, срочно избавьтесь от лишнего веса и рак уйдет сам, ешьте только свёклу и капусту, продайте дом и уйдите в монастырь. Сначала это бесило, потом стало даже развлекать.
В общем, подводя итоги, могу сказать, что это было огромное подспорье. Просто для информации, т.к. люди всё-таки интересуются, как проходил сбор: 500 долларов собралось на российской карте; 1500 долларов – знакомые и дальние родственники, друзья, бывшие однокурсники, сослуживцы, которые не знали о моей болезни, но после обращения в социальных сетях, откликнулись; 600 долларов на карте «Привата» от совершенно незнакомых людей. Ну и 1000 тысячу долларов я всё- таки взяла в долг. Как буду отрабатывать пока не знаю, охранительный режим, предписанный доктором, ограничивает эту возможность, но это всё таки вторично, главное – дело сделано!
Очень помог сын моей близкой подруги, разместив баннер с просьбой о помощи на сайте своей компании, дополнив его своей личной просьбой. И как раз оттуда пришло совершенно неожиданное чудо: мне написал человек, который пользовался социальной программой авиакомпании МАУ «Под Крылом», оказывается Международные Авиалинии Украины предоставляют на каждом из своих рейсов два места для пациента и сопровождающего (при необходимости), если есть необходимость в транспортировке к месту лечения. Существует определённая процедура обращения, но, в принципе, вся переписка шла в электронном виде, ехать в офисы компании не пришлось, всё решилось по электронке за 20 гривен туда и обратно.

Питер

Я оказалась совершенно в другой реальности. Небеса ко мне благосклонны всё таки… Искренние, отзывчивые, доброжелательные люди. Казалось, я не успеваю подумать о чём либо, а пространство уже предлагает мне решение, варианты действий и абсолютно бескорыстную тёплую и надёжную руку помощи.
Команда в МИБСе просто фантастическая, выше всяких похвал! Хотя, как некоторые мне говорили, может мне просто не с чем сравнивать? Но я осталась очень довольна и отношением, и вниманием, и слаженностью работы, и бытовыми условиями, и атмосферой вокруг. Самым удивительным для меня оказалось то, что в месте, где сосредоточены практически все онкологические учреждения Питера и области, я чувствовала такой покой и умиротворение, какого не ощущала уже давно, не говоря уже о процессе лечения. Дома, когда я приближаюсь к местному диспансеру, уже на расстоянии мне пахнет болью и ужасом, а там – покоем… Да, это субъективно, но факт.
Коротко о главном. То, чего я, наверное, больше всего боялась (что «за время пути собачка могла подрасти»), Слава Богу, обошлось, и даже, по данным исследований МИБС, оказались немного меньше, чем писали в Харькове. Психологически это оказалось важно, порадовало: четыре очага общим объёмом 2.5 куб. см. Кстати говоря, в другая клиниках пугала меня гораздо большим объёмом и необходимостью Кибер-ножа, иначе мне «грозит неизбежный и массивный отёк». Человеческий фактор, куда уж от него денешься.

Лечение

В клинику я приехала 1-го августа. Встретили очень приветливо, поселили, накормили, отправили отдыхать. В течении часа меня посетили терапевт, психолог, нейрохирург (дежурный, правда, лечение проводил другой). Все, как один, объясняли, что бояться нечего, но если волнуюсь, то таблеточку феназепама на ночь, чтобы я выспалась перед процедурой как следует.
Дальше всё по плану - рамка, МРТ, разметка, программирование, лечение, рекомендации. Ещё я пересмотрела свою послеоперационную гистологию и проконсультировалась с местным онкологом-химиотерапевтом, который, надо отдать должное, беседовал со мной больше двух часов, пытая мою историю болезни "от сотворения мира". Столько времени за год лечения мне не довелось отнять ни у одного врача, даже если сложить всё вместе. Получила ответы на те вопросы, которые для меня оставались непонятными до сих пор. Благодарна. Теперь контроль через два месяца на их аппарате (это уже в Киеве скорей всего), а там будем посмотреть.

Читать далее

«Шесть лет не вспоминаю про опухоль»

Марина Солнцева обратилась недавно к врачам МИБС с несколько необычным вопросом: можно ли ей ходить в спортзал? В 2011 году женщина была прооперирована на гамма-ноже по поводу менингиомы, среди прочих рекомендаций врачи МИБС упоминали умеренные физические нагрузки. Хотя с момента лечения прошло уже более шести лет и проблема никак не давала о себе знать, Марина решила подстраховаться.

Врачи МИБС, проанализировав присланные пациенткой изображения МРТ, дали добро на занятия фитнесом. А мы решили поинтересоваться, как чувствует себя одна из давних пациенток Онкологической клиники и попросили Марину поделиться своей историей. 

«История моя началась около десяти лет назад вполне обыкновенно - с головной боли, которой в нашем петербургском климате никого не удивишь. Но голова болела все сильнее, иногда даже таблетки не помогали. В одной из государственных больниц сделали снимок МРТ, вроде бы, увидели какие-то изменения, но ничего внятного сказать не смогли.

Через три года к головным болям добавились шумы в голове и ушах. Обратилась в институт мозга РАН, где мне предложили повторно пройти исследование на магнитно-резонансном томографе. Доктор поставил диагноз – менингиома, к счастью, не злокачественная. Но не хотелось ждать, когда опухоль «разозлится», решили удалять.

Предложили сделать хирургическую операцию по ОМС. Но мой лечащий врач отсоветовал, сказал, что в моем случае опухоль располагается таким образом, что результат полостной операции может быть не лучшим.

В Санкт-Петербурге к тому времени два года работал гамма-нож в МИБС. Ничего про него не знала, кроме того, что это новый метод лечения опухолей в голове. Решила сходить на консультацию. Написала в вашу клинику, откликнулись быстро, пригласили на встречу с врачом. Доктор объяснил, что операция не полостная, бескровная, мне сразу это понравилось.

В 2011 году Санкт-Петербург еще практически не выделял квот на лечение пациентов на гамма-ноже. Пришлось оплачивать самой. Но с финансовой точки зрения получилось очень удачно – после лечения обратилась в органы социального обеспечения, представила справки о доходах – и мне все вернули. У нас с мужем ведь четверо детей. Младшему, Мише, на тот момент было всего пять, Из-за него главным образом и решилась на операцию: трудно было представить, что такой малыш в любой момент может остаться без мамы.

О самой операции никаких неприятных воспоминаний не осталось, как-то легко все прошло. Процесс был организован четко, лечение безболезненное. Через пару часов уехала домой.

С тех пор о менингиоме вспоминаю только в связи с необходимостью пройти очередной раз МРТ для контроля. Снимки отправляю раз в год в МИБС по электронной почте. Исследования показывают -  все прошло хорошо, опухоль под контролем. Живу нормальной жизнью – работаю, воспитываю детей (а теперь и внуков – их у меня уже четверо), по возможности путешествую. Теперь вот в спортзал решила записаться, чтобы быть в тонусе.

Читать далее

Четвертая стадия рака не приговор

У москвички Натальи Леонидовны обнаружили рак прямой кишки четвертой стадии с метастазами в различных органах еще 7 лет назад. Более шести из них она является пациенткой Онкологической клиники МИБС.
По статистике больные с такой агрессивной формой онкологии в среднем живут 2 года, максимум – 5 лет. Но, как оказалось, четвертая стадия рака и многочисленные метастазы - не приговор. Наталья Леонидовна в свои 72 года продолжает борьбу с болезнью, неплохо себя чувствует и говорит окружающим, что абсолютно здорова.

«Как большинство людей с диагностированным раком, я долго не подозревала о своей болезни. Обнаружили опухоль случайно. Моя соседка лечила полипы, я решила тоже провериться. Прошла колоноскопию, как говорится, на всякий случай. Диагностировали рак прямой кишки четвертой стадии. Конечно, это был настоящий шок…
Через неделю срочно сделали операцию в Российском центре хирургии им. Б.В. Петровского. А месяц спустя увидели на «снимках» метастазы в печени. Пришлось снова ложиться под нож. К сожалению, не в последний раз. В последующие годы обнаруживались метастазы в легких, груди. При обследовании на ПЭТ/КТ была найдена опухоль в малом тазу (другие диагностические аппараты ее не визуализировали). Тоже удалили. За семь лет перенесла 6 хирургических операций.
В 2011 году, через пару месяцев после первой операции решила перебраться в Санкт-Петербург, где в то время работал муж. Он у меня архитектор, осуществлял авторский надзор за реконструкцией театра. Надо было найти в Петербурге хорошего онколога, под наблюдением которого продолжать лечение.
До этого успела полечиться в Москве, в районной онкологии. Прошла курс химиотерапии. Поначалу было все нормально, но вскоре импортные препараты закончились, их заменили на отечественные аналоги. Лекарства очень жестко действовали на организм, вены были просто выжжены.
Поэтому в Петербурге искала своего врача очень тщательно, изучила всю информацию в интернете. Прочитала хорошие отзывы о МИБС, пришла сюда – и ни разу не пожалела. Сразу же, еще в 2011-м, по показаниям прошла полуторамесячный курс лучевой терапии, чтобы предотвратить распространение раковых клеток после удаления опухоли. В МИБС очень хорошее оборудование для радиотерапии, что тоже повлияло на выбор лечебного учреждения. Второй, более короткий, курс лучевой терапии был пройден в марте 2017 года. Метастаз добрался до костей таза, стало больно сидеть. «Лучи» помогли снять боль.
Постоянно получаю в МИБС химиотерапию. Большое спасибо Михаилу Юрьевичу Анишкину, который стал настоящим «моим» доктором. Прежде всего, в МИБС мне имплантировали порт-систему венозного доступа, и я забыла о сожжённых «химией» венах. Система стоит уже несколько лет, абсолютно мне не мешает. Михаил Юрьевич иногда приводит ко мне пациентов, сомневающихся в целесообразности установки порта, чтобы я поделилась своими впечатлениями. Так вот: однозначно советую устанавливать порт-систему всем, кому показана химиотерапия.
Мне было показано проходить курс химиотерапии раз в две недели. Но это сильно осложнило бы нашу жизнь: несколько лет назад мы вернулись в Москву, и пришлось бы очень часто курсировать между двумя столицами. Михаил Юрьевич подобрал препараты таким образом, что я могу ездить на лечение раз в три недели. Дорогу, кстати, переношу нормально, хорошо, что есть «Сапсан».
Так и живу: три дня в Песочном, а затем 17 дней в Подмосковье, в загородном доме. Гуляю с мужем по округе, встречаюсь с детьми и внучками. Собачку маленькую завела, всем, кстати, советую - очень радует и мобилизует.
В принципе выкидываю все болезни из головы. Я не плачу, не переживаю, всем говорю, что здорова. Пока есть желание жить, нужно его поддерживать. Врачи МИБС очень стараются, чтобы я хорошо себя чувствовала. А иначе ради чего лечиться? Обычно пациент подстраивает всю свою жизнь под лечение. А здесь лечение подстраивают под меня.

Читать далее

Ежегодно в МИБС приезжают десятки пациентов из стран бывшего СССР и Европы, чтобы в Клинике радиохирургии, стереотаксической радиотерапии и общей онкологии пройти лечение на современном оборудовании у врачей, которые по накопленному опыту превосходят многих зарубежных коллег. Как выяснилось, лучевая диагностика МИБС по соотношению цена/качество также может составить конкуренцию европейским клиникам и предложить привлекательные услуги пациентам из других стран.

Своей историей лечения в Медицинском институте им. Березина Сергея поделилась Наталья Марчеля из Хорватии:
«В прошлом году у меня появились проблемы, связанные с гипофизом мозга. Сделали магнитно-резонансную томографию, ничего критического не обнаружили, но рекомендовали раз в 6-12 месяцев повторять МР-исследование и получать консультацию нейрохирурга. У меня было несколько вариантов, где пройти обследования и получить консультацию. Во-первых, в Хорватии, в рамках медицинской страховки. Но из-за больших очередей на высокотехнологичную диагностику в нашей стране я не могла записаться на МР-исследование в те сроки, которые были предписаны врачами. Второе предложение поступило от фирм, занимающихся медицинским туризмом. Они предложили наблюдаться в Мюнхине. Альтернативным вариантом было пройти обследование в Санкт-Петербурге в МИБС – в Медицинском Институте им. Березина Сергея. С точки зрения технической оснащенности германская и российская клиники не отличались. Зато по цене – на порядок. В Мюнхене предлагали обследование за несколько тысяч евро без учета дороги. Аналогичные услуги в Санкт-Петербурге я смогла бы получить за 400 евро или чуть больше, если бы решила дольше остаться в больнице. В эти 400 евро входило МРТ мозга, консультация нескольких специалистов и три дня проживания в больнице с питанием. Стоимость дороги до Мюнхена и до Петербурга одинакова – около 200 евро. Сопоставив все, я решила вылететь в Санкт-Петербург и пройти обследование в МИБС. Хочу сказать, что выбор считаю правильным и очень довольна – отличный персонал, очень любезные врачи и администраторы, чистые палаты, высококлассное оборудование. Все было организованно от и до: трансфер из аэропорта, размещение, питание, пребывание в больнице, которая окружена прекрасной природой. Своеобразным бонусом стало посещение Санкт- Петербурга, прекрасного города с богатой историей, в котором обязательно необходимо побывать. Учитывая, что через полгода мне необходимо будет вновь обратиться к врачу, я решила, что буду регулярно или по необходимости приезжать в Петербург для получения консультации или для дополнительного лечения».

Читать далее